Виталий Шевляков: "Общение с коллегами — мое главное удовольствие"

Фото автора.

Фото автора.

 

Главный научный сотрудник лаборатории промышленной токсикологии НПЦ гигиены Виталий Шевляков с большой иронией относится к юбилеям: 

 

— Если специалисту стукнуло больше чем 60, ему не заслуги перед отраслью надо описывать, а воздавать благодарность небесам, что дожил до солидной даты! — шутит он в ответ на предложение об интервью по поводу своего 70-летия. 

 

Настояли на встрече с корреспондентом «МВ» коллеги Виталия Васильевича. Представили его как одного из почетных и главное — действующих ветеранов учреждения, отличника здравоохранения, доктора медицинских наук по гигиене (таких в стране всего пятеро), профессора, основавшего научную школу экспериментальной аллергологии и экологической иммунологии, гигиены труда в аллергоопасных производствах. Одним словом, золотой фонд не только центра, но и всей санслужбы страны.

 

Диплом, семья, наука

 

Был бы у выпускника МГМИ Виталия Шевлякова красный диплом, если бы не досадная тройка по политэкономии социализма. На предложение пересдать ради красивой корочки студент категорично заявил: 

 

— Да ни за что! Я вообще сомневаюсь, существует ли такая наука. 

 

Слабина по идеологически важному предмету не помешала тогдашнему директору Белорусского научно-исследовательского санитарно-гигиенического института (так назывался НПЦ гигиены) Анатолию Русяеву, который председательствовал на всех госэкзаменах, рассмотреть в смелом парне задатки ученого и пригласить его работать. 

 

Время показало, что талантливый руководитель словно в воду глядел. Младший научный сотрудник лаборатории гигиены труда в химической промышленности, каковым поначалу определили Шевлякова, с первых дней погрузился в активную деятельность института, и спустя годы из него вырос серьезный исследователь, верный выбранному научному направлению и своему учреждению. 

 

В середине 1970-х гигиенисты БелНИСГИ курировали всю союзную промышленность по стекловолокну и стеклопластикам. Шевляков изучал действие на организм работников сложных химических композиций, в т. ч. замасливателей стекловолокна, широко использовавшихся в производстве. Чуть позже исследование приняло формат мультидисциплинарного — к нему активно подключились и акушеры-гинекологи республики. 

 

Молодой ученый, который только что обзавелся семьей, почти не бывал дома, пропадая в продолжительных командировках, изучая все крупные стеклозаводы огромной страны — в Полоцке, Бердянске, Гусь-Хрустальном, Уфе, Валмиере… С супругой, экономистом по образованию, у которой также была разъездная работа, не виделись по 3–4 месяца.

 

Изюминкой исследований были эксперименты — вначале на морских свинках-альбиносах, затем на крысах, мышах. По 150–200 особей подопытных животных двое суток сам вез из питомника Москвы.

 

В 1986 году в БелНИСГИ открылась лаборатория гигиены труда в аллергоопасных производствах, которой Виталий Васильевич стал руководить. Результаты фундаментальных исследований, проведенных в рамках его докторской диссертации, позволили раскрыть закономерности и механизмы аллергического и иммунотоксического действия нескольких сотен не только химических, но и биологических веществ и композиций, обосновать методы их изучения, разработать гигиенические нормативы и требования по обеспечению безопасных условий труда работников на предприятиях. 

 

— 1970–1980-е годы — золотой век гигиенической науки, — считает профессор. — Тогда мы создали фундаментальную научно-методическую базу, на основе которой и по сей день продолжаем выполнять прикладные исследования. Особенно она пригодилась в 1990-е годы, когда приходилось только мечтать о стабильном и полноценном финансировании. 

 

Шевляков и его коллеги регламентировали требования к бытовой химии, создали свои СанПиНы по косметике и средствам личной гигиены, опередив коллег из России. 

 

Пыль и птичницы

 

Одним из объектов, где гигиенист Шевляков со своими сотрудниками изучал влияние производственных факторов на иммунитет работающих, — птицефабрики. 

 

В 1980-е годы было регламентировано, что опасность здоровью тех, кто там трудится, представляет только высокая микробная обсемененность воздуха рабочей зоны (с содержанием в микробном аэрозоле кишечной палочки, сальмонелл, плесневых грибов и др.). Изучая условия, Виталий Васильевич обнаружил: основным носителем микроорганизмов была органическая пыль, главным разрушительным действием которой считалось фиброгенное (вызывающее разрастание соединительной ткани), но почему-то у работников птицефабрик не было выявлено ни одного случая профессионального пневмофиброза или пневмокониоза! Зато у более трети обследованных птичниц были установлены аллергические симптомы и синдромы! Годами эту патологию расценивали как бытовую и, понятно, никаких мер по защите работников на производстве не предпринимали. 

 

В ходе дальнейших экспериментов пришел к выводу: провокатором гиперреакции иммунной системы, проявлявшейся аллергическими дерматитами и заболеваниями дыхательных путей, была та самая птицеводческая пыль. Шевлякову удалось доказать, что ведущий критерий ее вредного влияния — аллергенное действие белоксодержащих субстанций, в основном животного протеина. 

 

Была разработана специальная оценочная шкала, по которой определяли уровень аллергоопасности производственной среды и могли прогнозировать риски возникновения профессиональной аллергической патологии и производственно обусловленных иммунозависимых заболеваний. По полученным данным, условия труда работников птицефабрик охарактеризовали как высокоаллергоопасные, а уровень риска формирования у птичниц профаллергозов, в первую очередь аллергодерматозов, достигал 30%. 

 

После введения разработанного нового гигиенического норматива содержания в воздухе рабочей зоны птицефабрик органической пыли по белку и выполнения рекомендаций гигиенистов риск аллергической заболеваемости уменьшился до 1%. Таким образом предупреждались десятки случаев профессиональных аллергических заболеваний. К слову, диагностика и лечение одного пациента с аллергодерматозом обходится в сумму более 4 000 долларов. Несложно оценить экономический эффект исследования и его внедрения в практику. 

 

Слабость к династиям

 

Профессор охотно рассказывает о своих коллегах. Совсем недавно при его консультативной помощи заведующая лабораторией микробиологии центра Наталья Дудчик стала доктором биологических наук по гигиене. Первым за всю историю санитарно-гигиенической службы страны! Всего у Шевлякова 10 учеников: он подготовил 2 докторов и 8 кандидатов наук.

 

— Направлений для исследований по гигиене сегодня превеликое множество, — говорит Виталий Васильевич. — Одно из наиболее перспективных — гигиена жилища. За последние годы радикально изменились технологии строительства и отделки помещений, а многие нормативы имеют огромный срок давности. Надо изучать воздействие на здоровье факторов проживания, пересматривать СанПиНы и СНиПы. К большому сожалению, желающих заниматься гигиеническими исследованиями очень мало. Это чрезвычайно кропотливая, ответственная и, может, не столь увлекательная, как в области исследований по клинической медицине, работа. Поэтому каждый мой коллега, без сомнения, — энтузиаст. 

 

Большой поклонник врачебных династий, профессор Шевляков втайне мечтал, что единственный сын Василий станет его преемником в деле гигиенической науки. Однако наследник после окончания медвуза всерьез увлекся психотерапией. Сегодня он один из немногих в стране специалистов в сфере сексологии, которые психологическими методами лечат функциональные половые расстройства. 

 

И хоть династии не получилось, таким поворотом в жизни профессор удовлетворен. Клиницистов он очень уважает.

Особенно кардиологов и кардиохирургов. Они на протяжении многих лет помогают авторитетному ученому-гигиенисту поддерживать трудоспособное состояние сосудов, проблемы с которыми у Виталия Васильевича с рождения. 

 

— Глубоко признателен за то, что могу по-прежнему продолжать трудиться, — говорит Шевляков. — Ведь моим главным удовольствием в жизни были и остаются гигиеническая наука и общение с коллегами. Даже жена давно смирилась с тем, что в выходные я просиживаю за компьютером — готовлю очередную лекцию, анализирую научные работы. Увлеченность — это тоже своего рода диагноз.

 

Читать на сайте http://www.medvestnik.by/ru/people/view/vitalij-shevljakov-obschenie-s-k...